2016-05-09

А.Венедиктов: и георгиевская ленточка и «Бессмертный полк» — очень хорошo

07 МАЯ 2016, 14:05
В ГОСТЯХ: Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»
ВЕДУЩИЙ: Сергей Бунтман

<...>
С.Бунтман
― Да. Ладно. 9 мая у нас, и мы упираемся лбом опять в проблем, на мой взгляд, очень большую «Бессмертного полка».

А.Венедиктов
― Это не проблема. Проблема в нас, а не в «Бессмертном полке». Два проекта. Поскольку я был вначале, помогал, во всяком случае и георгиевской ленточке и «Бессмертному полку», я считал и считаю, что в том виде, как они были задуманы – я напомню, что георгиевская ленточка – это 5-й год, задолго до всей этой моды, задумана она Наташей Лосевой, которая в РИА «Новостях» была и Василием Овчинниковым, моим товарищем, который тогда возглавлял студенческую общину – это была очень хорошая идея. И выбор был хороший, и это вопрос примирения белых красных – всё в одном было. И был кодекс, кстати… Кстати, посмотрите в Википедии русской, там еще не убрали кодекс движения «Георгиевская ленточка»: не может быть коммерческой, не может использоваться – внимание! – в политических целях, должна объединять, а не разъединять… Почитайте, там все написано. Это был гениальный проект. Это было возвращение памяти о войне. И думаю, что и Наталья Лосева и Василий Овчинников и Света Миронюк, которая возглавляла РИА «Новости»… и это было правильно. И на третий год – на 7-й это стало приобретать эти самые… самолеты с ленточками, которые… девушки, которые в бюстгальтерах и трусиках привязывают себе… Может быть, это современный мир, но мне это было глубоко чуждо. И я с 8-го года не применяю ее к себе. Не ношу.

С.Бунтман
― Точку поставила еще украинская война.

А.Венедиктов
― Это 14-й год, а я тебе говорю про 8-й.

С.Бунтман — 14
―й год. Жирную точку.

А.Венедиктов
― Подожди, я говорю о том, что сама по себе идея эта была правильной. «Бессмертный полк». Напомню, что опять-таки это возникло в Тюмени в 8-м или 10-м году. Там местные ветераны предлагали, чтобы именно ходили, носили это. И систематизировалось это в 12-м только году в Томске. Томская компания ТВ-2. А идеи уже были, в разных городах было. Но вот как сделать вот это… И я помню, когда мы сидели с Аркадием Майофисом, он говорил: «Слушай, помоги, пожалуйста. Мне нужно объяснить администрации президента, что вот это объединяет». И я пошел, я взял ролик – я честный, не виски, взял ролик из Томска… И он меня брифинговал, говорит: «Смотри, у нас нет ни одного партийного флага, ни одного партийного лозунга. Жириновцы хотели – мы им объяснили: нет-нет, конечно, война, всё… Коммунисты хотели – нет-нет, ребята, это победа всего народа, а не только КПСС – всё». И если посмотреть на этот ролик 12-го года – то, что я носил, там все портреты… со своими. И, ты знаешь, там было Знамя Победы, естественно, военное, но и были флаги Российской Федерации. «Тебя не коробит, что под ними ходил Власов?» — спросил я Майофиса в 12-м году. Ну, ходил Власов. Он говорит: «Ты знаешь что, если мы говорим о примирении… Вот это флаг Российской Федерации…

С.Бунтман
― Именно, это государственный флаг…

А.Венедиктов
― Да, государственный флаг. И мне в администрации сказали: «Да-да-да, как интересно…». И я отнес на самый верх. Реально мне безумно это все понравилось. И, когда в Москве в первый раз начали делать, я был активным сторонником. Мы с Алексеем в 12-м году нашли фотографии его прадеда… ну, понимаешь, да? Это не было модным, но это было правильным.

И, конечно, все началось в прошлом году, в Москве во всяком случае, и в этом году, когда пошли разнарядки, когда это стали делать на бюджетные деньги… Что на бюджетные деньги? Что вы делаете на бюджетные деньги? В Москве я принимал участие, мы говорили тогда с московским правительством, я говорю: «Ребята, а можно их печатать бесплатно – фотографии? Потому что у всех маленькие фотографии. Можно вот этих МФЦ?» Мне сказали: «Да, конечно!» Значит, прошла команда по МФЦ. Люди приходили со своими этими потертыми…

С.Бунтман
― И так просто по своей инициативе печатают. Сколько мне вчера приходило sms.

А.Венедиктов
― Тем более, есть, где объявить. Это хорошо… Но потом, когда пошли… У нас же бюрократическое государство. Это вот история авторитарного государства, оно бюрократическое: надо же отчитаться. Зачем тебе отчитываться? Тебе разнарядку в Москве – вот тебе клянусь, Сережа — не спускали, я за этим следил.

С.Бунтман
― В Москве не спускали?

А.Венедиктов
― Разнарядку не спускали в прошлом году.

С.Бунтман
― И в этом не спускают?

А.Венедиктов
― Вот про этот не знаю. Еще не говорил.

С.Бунтман
― Ну вот говорит. Говорят…

А.Венедиктов
― А Кибовский был?

С.Бунтман
― Кибовский.

А.Венедиктов
― А в Саратовской области, когда вот это… образовательные учреждения… Гороно распространял: в школе должно быть столько учеников… вынесли… Когда раздают эти плакаты чужих… Я говорю, пожалуйста, Маша Жукова, Мария Георгиевна Жукова может идти с портретом маршала Жукова туда и должна идти с портретом маршала Жукова…

С.Бунтман
― Ага. А Наталья Родионовна Малиновская – с портретом Родиона Яковлевича…

А.Венедиктов
― Абсолютно.

С.Бунтман
― И вот я об этом тоже все время говорю.

А.Венедиктов
― И это правильно. Еще раз: и георгиевская ленточка и «Бессмертный полк» — очень хорошо, что эта идея… Я надеюсь, что она когда-нибудь очистится от этих бюрократов. Вот в Саратовской области отменили, сделали публичный выговор этому человеку, который распространил публично. Чего вы боитесь?

С.Бунтман
― Боятся, что мало придут. Плохо выглядеть будет, понимаешь, в чем дело?

А.Венедиктов
― Нет. Не верят. В 86% не верят, боятся, что мало придут. Абсолютно с тобой согласен.

С.Бунтман
― Они не верят сами себе.

А.Венедиктов
― Абсолютно. Я в прошлом году говорил: Придет 15 тысяч из 10-миллионой Москвы – чего? Говорю: вам чего? Не 15 тысяч придет, вас 300 тысяч придет. Вы чего? И когда была динамика печатания фотографий, я приходил: смотрите, там просто очереди стоят. Люди приходили по одному…

С.Бунтман
― А вот этой пошлятиной… вот этой пошлятиной…

А.Венедиктов
― Пошлятина – это разнарядка, давай скажем.

С.Бунтман
― Вот. Пошлятиной, разнарядкой, чужими фотографиями, ничьими бабушками…

А.Венедиктов
― Не надо государству в это влезать. Вот организуйте проход, обеспечьте охрану – и пусть они помнят… Понимаешь, ты не можешь бросить фотографию бабушки и дедушки, а мы видим, как эти штуки, они лежали. Они, значит, были чужие. Причем, если бы ты посмотрел: огромное числа студентов, огромное число людей пожилых, в том числе и дети. Это очень важная история. Для меня то очень важная история — и георгиевская ленточка и «Бессмертный полк». Но к чему ни прикоснутся, что называется, превращается не в золото.

С.Бунтман
― Абсолютно. А сейчас мозги свернулись еще дальше. Про георгиевскую ленту, которая уже не нравится. Правильно, не нравится, но вот, почему?

А.Венедиктов
― Чего не нравится, кому не нравится?

С.Бунтман
― Вот смотри: Во время войны бы за георгиевскую ленточку… это как это? Царизм и так далее. Это люди, которые вот… не знают, что это была, во-первых, лента гвардейская…

А.Венедиктов
― И моряки.

С.Бунтман
― На флоте это была гвардейская лента. И потом эта лента ордена Славы трех степеней. Зачем придумывать?

А.Венедиктов
― Дело не в этом. Сережа, затем, что ответ на одну бюрократию – начинаются фантазии, это как бы почему бы и нет?

С.Бунтман
― Но первая фантазия была: прицепили георгиевскую ленточку к ордену Отечественной войны, у которого другая лента совершенно. Это смешение всего: каша в голове!

А.Венедиктов
― Бог с ними с историческими… Вот, говорю, главный вопрос – история у нас сложная и кровавая, мне кажется – и вот там часть, чего делал Ельцин, потом Путин, потом Медведев, потом Путин – это примирение белых и красных, что называется, Гражданской войны… До войны 12-го года мы не дойдем, конечно, а вот по Великой отечественной — там с примирением будет очень тяжело.

Знаешь, что происходит? На Украине они пытаются это делать, в Польше они пытаются это делать. А в России – нет, потому что жидобандеровцы. И эта история очень болезненная. Почему около миллиона человек реально служило в германских вооруженных силах, коло миллиона советских граждан, причем не латышей, а вот русских…

С.Бунтман
― Не литовцев, не эстонцев. Больше всего было – РСФСР…

А.Венедиктов
― Это же надо изучать, что случилось? На примере генералитета власовского. Нет, давайте не будем. Нет, давайте будем! Что случилось? Вот объяснить только трусостью и жадностью – ну это можно сказать, что человек труслив и жаден, да. Мало, недостаточно. И поэтому разговор об истории очень полезен и важен. Если бы государство не пыталось навязать… не навязать помощь… печатать фотографии, делать эти штуки, на которых нести – да ради бога, только из этого не делать истерику как с полетом «Союз». Ну стыдно. Хорошее дело – космос. Ну чего вы сейчас устроили? Там кабель… Как там этот руководитель НПО «Автоматики» Шалимов, старик – генеральный конструктор – когда он написал заявление, знаешь, что он там у себя написал в Фейсбуке или где-то еще – он сказал, что, «к сожалению, любовь к Родине не является взаимной», — генеральный конструктор. Слушайте, если у вас там не тот кабель, как вы объясняете, слушайте, а можно проследить всё: как оказался не тот кабель, почему он не тот. Может, его прикрутили неверно. Причем здесь Шалимов?

С.Бунтман
― Градус подняли… Подняли градус… И надо было как-то…

А.Венедиктов
― Да, показуха – это называлось в наше время – показуха.

С.Бунтман
― Это просто человек, когда набирает газов, он или пукает или уходит, понимаешь? И вот надо было пукнуть обязательно.

А.Венедиктов
― Сергея Александрович, вы же интеллигентный человек в отличие от меня…

С.Бунтман
― Кто тебе сказал, что я интеллигентный человек?!

А.Венедиктов
― Мне все слушатели говорят: «Вот Бунтман в отличие от Венедиктова интеллигентный человек».

С.Бунтман
― Я всем говорю: Я вам не интеллигентный Венедиктов!

А.Венедиктов
― А, понятно, так и будем перебрасываться. Поэтому, на самом деле, если люди идут на «Бессмертный полк» — и это хорошо – с портретами своих родственников – это правильно, и надо идти. И с моей точки зрения, надо идти, но мы должны понимать, что рядом с нами идут люди по разнарядке и не обижаться.

С.Бунтман
― Да, вот я смотрел, когда я видел эти кадры, когда там с пионерскими камланиями и шествие главы управы…

А.Венедиктов
― Пожалуйста, главы управы – только со своим дедом. Ты чего идешь с пустыми руками?

С.Бунтман
― Он идет с пустыми руками, с «хвостозаносящими» своими, с вертухаями, с батюшкой каким-то…

А.Венедиктов
― Брал бы этот глава управы пример с Путина Владимира Владимировича, который все-таки с фотографией папы вышел. А мог выйти с фотографией Жукова. С папой вышел. И, между прочим. Это важно. Такие примеры важны. Политики, естественно, будут из этого делать всегда… ну, Сережа, всюду…

С.Бунтман
― Естественно.

А.Венедиктов
― Проект замечательный. А давай призовем, чтобы люди выходили, кто воевал на Бородинском поле с родственниками. Давай сделаем. У нас же полно ребят-реконструкторов знакомых. Я думаю, там поискать, найти… Там сколько тысяч-то было российских войск? 120… Я сейчас ошибусь, но не 80…

С.Бунтман
― Да нет, это все можно. Ты говоришь, вкусовщина, но всегда чувствуется, когда фальшь, когда — дынь-дынь! – вот эта фальшивая струна. И я не договорил. Когда я видел этих самых… глав управы, батюшку — и вижу фотографию в стороне, две женщины, у которых от руки написано, фотография нормального формата, может быть, даже не копия, а подлинник, написано: такой-то, такой-то… про своих отцов, своих дедов…

А.Венедиктов
― Все правильно. Я думаю, каждый нормальный наш слушатель, он ровно так бы и поступил. А если нету – ну нету.

С.Бунтман
― Жаль.

А.Венедиктов
― Жаль. Да, жаль.

С.Бунтман
― Жаль очень многих. Это такой заказененный, отлитый в граните, праздник.

А.Венедиктов
― Потому что людям не верят, что они могут сами взять и прийти — вот сами взять и прийти.

С.Бунтман
― Можно сказать, не надо судить по себе.

А.Венедиктов
― А по кому судить? По себе и надо судить. По себе и судят, конечно же. По себе и судят. Сами бы не пришли, конечно же. А чего это в выходной день куда-то там пилить, еще и искать, фотографировать… Ну понятно.

С.Бунтман
― Ну ладно, к празднику, конечно, вылезли все: и «шкуры Обамы» вылезли…

А.Венедиктов
― Что такое «шкуры Обамы»?

С.Бунтман
― «Куплю кожу Обамы недорого».

А.Венедиктов
― Ну, слушай…

С.Бунтман
― Вся дрянь полная совершенно всплывает…

А.Венедиктов
― Всегда дрянь и рвань вылезает на таких историях, вся дрянь и рвать. Потому что другого не умеют – только имитировать. Это же имитация. Только это. Ну… дрянь и рвань.
А.Венедиктов: Георгиевская ленточка и «Бессмертный полк» — хорошая идея. Надеюсь, она очистится от этих бюрократов
С.Бунтман
― «А вдруг у того главы управы предок воевал не на той стороне?» — Евгений и Пензы говорит. Кстати говоря, это был бы, если вдруг… Евгений, если вдруг, то это было потрясающе… И объяснить, и такой акт памяти был бы, если бы серьезно в нормальных условиях, в нормальной-то стране всё было бы нормально.

А.Венедиктов
― Слышишь, Сережа, меня вот всегда спрашивают, почему я так много уделяю время репрессиям. А у меня хорошая позиция: у меня из семьи никто не был репрессирован. Мне никто не может сказать, что я мщу за что-то.

С.Бунтман
― А я могу сказать. А я мщу.

А.Венедиктов
― А ты мстишь.

С.Бунтман
― Джон Мщу-за-всех.

А.Венедиктов
― Страна разная, люди разные. Но вот, если мы говорим, что Победа объединяет, то Победа не по разнарядке объединяет. Мы помним, как мы с вами по разнарядке любили про это говорить.

С.Бунтман
― Да. Я не скрываю, что Сталин – мой кровный враг, семейный враг. Вот и всё.

А.Венедиктов
― Так не надо скрывать. Так я ровно про это…

С.Бунтман
― Так что, друзья мои, на мой взгляд, я просто скажу, моя любимая сцена была сколько то уже лет назад, когда вся не пьянь и рвань, а когда все нормальные какие-то люди были в одном из баров московских, и там идет — унца-унца! — 9 мая, и когда вдруг официант пошевелил пультом – бармен – и вышел с унца-унца на минуту молчания – замолчали абсолютно все!

А.Венедиктов
― Конечно.

С.Бунтман
― Официант прошел так… походя, разлил всем по рюмке, все хлопнули, подумали – и пошли дальше…

А.Венедиктов
― Я последнее скажу. Вчера с Михаилом Сергеевичем Горбачевым сидели. Он рассказывал… он же мальчонкой под оккупацией был. Я говорю: Михаил Сергеевич, ну чего… вот это надо рассказывать. Вот у него память – туда, а не сюда. Мы хлопнули по рюмке и не по одной ко Дню Победы под песни. Echo.msk


Кодекс акции «Георгиевская ленточка»

Регламент использования георгиевских ленточек определяется «Кодексом „Георгиевской ленточки“», состоящим из 10 пунктов[18]. Акция финансируется государством, органами местного самоуправления, а также коммерческими и иными организациями. По идее инициаторов акции, ленточка должна распространяться бесплатно.
  1. Акция «Георгиевская ленточка» — не коммерческая и не политическая.

  2. Цель акции — создание символа праздника — Дня Победы.

  3. Этот символ — выражение нашего уважения к ветеранам, дань памяти павшим на поле боя, благодарность людям, отдавшим все для фронта. Всем тем, благодаря кому мы победили в 1945 году.

  4. «Георгиевская ленточка» не является геральдическим символом. Это символическая лента, реплика традиционного биколора Георгиевской ленты.

  5. Не допускается использование в акции оригинальных наградных Георгиевских или Гвардейских лент. «Георгиевская ленточка» — символ, а не награда.

  6. «Георгиевская ленточка» не может быть объектом купли-продажи.

  7. «Георгиевская ленточка» не может служить для продвижения товаров и услуг. Не допускается использование ленты в качестве сопутствующего товара или элемента товарной упаковки.

  8. «Георгиевская ленточка» распространяется бесплатно. Не допускается выдача ленточки посетителю торгового учреждения в обмен на покупку.

  9. Не допускается использование «Георгиевской ленточки» в политических целях любыми партиями или движениями.

  10. «Георгиевская ленточка» имеет одну или две надписи: название города/государства, где произведена ленточка. Другие надписи на ленточке не допускаются.[19]

  11. Это символ несломленного духом народа, который боролся, победил фашизм в Великой Отечественной войне.
wikipedia


Белорусские власти «не рекомендуют» гражданам надевать георгиевскую ленточку

eadaily  6 мая 2016  23:54
Белорусские власти рекомендуют жителям республики не использовать в ходе праздничных мероприятий георгиевскую ленточку. Об этом сообщает 6 мая «МК», ссылаясь на данные пользователей соцсетей.

Издание отмечает, что в группе «ВКонтакте», посвященной автопробегу в Бобруйске «Спасибо деду за Победу», организаторы одним из условий участия указывают рекомендацию не использовать георгиевские ленточки и символику РФ. В комментариях при этом поясняется, что таково требование городской администрации. «Популярный микроблогер @belamova („РБ головного мозга“) добавляет другую цитату из ВК, согласно которой „еще в прошлом году во всех госучреждениях прошел указ добровольно/принудительно не использовать их (ленточки — ред.) впредь“. В противном случае „все отменят, и мы поедем домой“», — пишет «МК».

Стоит отметить, что попытки белорусских правящих инстанций добиться от граждан отказа от использования георгиевской ленты обычно связывают с позицией Минска по событиям «Русской весны» 2014 года. Однако на самом деле вытеснение георгиевской ленты началось раньше, когда организаторам официальных мероприятий стали настоятельно рекомендовать использовать одобренный белорусскими властями символ Победы — цветок яблони и ленточку цветов государственного флага Белоруссии. При этом Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что никакого запрета на использование георгиевской ленты в республике нет, и даже сам надевал её в ходе празднования Дня Победы в 2015 году.


Сотни человек в США приняли участие в акции «Бессмертный полк»

07:32, 08 мая 2016 Echo.msk
Мероприятия прошли в субботу в шести городах страны, причем в большинстве из них — впервые. Самое массовое шествие состоялось в Нью-Йорке. Под песни военных лет, звуки русской гармони, с портретами своих дедов и прадедов более 500 участников марша — потомки как советских, так и американских ветеранов, сражавшихся против фашизма — прошли по набережной реки Гудзон к мемориалу погибших во Второй мировой войне, и возложили к нему цветы.
Под завершение шествия его участники исполнили гимны России и США и под песню Марка Бернеса отпустили в небо сотни белых шаров с изображением журавлей — символом погибших воинов. Над собравшимися пролетел самолет с 30-метровой георгиевской лентой.

Komentarų nėra: