2016-06-02

Андрей Илларионов: Политика – это искусство возможного

27.05.2016 19:05
Андрей Илларионов: путинизм и санкции
Михаил Соколов  Svoboda

Заставит ли "Семерка" Путина отступить? Обсуждаем с Андреем Илларионовым

"Мы едины в нашей уверенности в том, что конфликт на Украине может быть разрешен только дипломатическими средствами и при полном соблюдении норм международного права, особенно юридическом обязательстве уважать суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины.

Мы подчеркиваем нашу решительную поддержку полной реализации минских соглашений и работы формата "нормандской четверки", а также Трехсторонней контактной группы. Мы ожидаем, что Россия выполнит свои обязательства и использует свое влияние на сепаратистов во исполнение своих обязательств в полном объеме.

Санкции могут быть сняты, когда Россия выполнит эти обязательства. В то же время мы готовы ввести дополнительные ограничительные меры, если действия России этого потребуют" – такова позиция глав стран – участников встречи G7 в Японии в связи с "замороженной войной" Кремля  в Донбассе.

Пойдет ли Кремль на прекращение открытой поддержки своих ставленников в Донбассе ради снятия санкций? Может ли российская власть с помощью "системных либералов" сохранить прежний уровень народного благосостояния? Как оценить призвание Алексея Кудрина Кремлем?

Итоги G7 и новые шаги властей РФ обсуждаем с экономистом, основателем и президентом Института экономического анализа, бывшим помощником президента РФ и шерпой России в G8 Андреем Илларионовым.


​​
Михаил Соколов: Сегодня итоги встречи в Японии глав государств "Семерки", отношения лидеров западного мира с Россией мы обсудим с директором Института экономического анализа, старшим научным сотрудником Института Катона, а в начале нулевых помощником президента России и шерпы России в "Восьмерке" Андреем Илларионовым. Действительно самая важная новость – это то, что "Семерка" приняла жесткое заявление в адрес Москвы. Я процитирую главное: "Мы ожидаем, что Россия выполнит свои обязательства и использует свое влияние на сепаратистов во исполнение своих обязательств в полном объеме.
Санкции могут быть сняты, когда Россия выполнит эти обязательства. В то же время мы готовы ввести дополнительные ограничительные меры, если действия России этого потребуют" – такова позиция глав стран – участников встречи G7 в Японии в связи с "замороженной войной" Кремля в Донбассе.

Действительно получается, что Минские соглашения должны выполнять не Захарченко с Плотницким, не Бабай с Моторолой, а именно Россия, которая утверждает, что ни при чем. Вот и вопрос: пойдет ли Владимир Путин на прекращение открытой поддержки своих ставленников в Донбассе?

Андрей Илларионов: Здесь на самом деле много вопросов или, по крайней мере, несколько сторон и граней этого вопроса. Прежде всего, что касается роли России, Кремля и нынешнего российского руководства в ведении войны против Украины. Под минскими соглашениями, какими бы они ни были, сколько бы их ни критиковать, в том числе заслуженно, под декларацией стоит подпись президента России, так же как президента Франции, канцлера Германии и президента Украины.

Поэтому попытки иногда российских официальных властей переводить стрелки, что якобы Россия в этом не принимает участия, она принимает участие и непосредственно на поле боя, и непосредственно поставила свою подпись под легальным документом. Поэтому есть прямые обязательства, принятые на себя президентом России, – это первое. Второе, что очень важно, относительно заявления "Семерки" сегодняшнего

Я специально посмотрел заявление "Семерки" 2015 года и заявление "Семерки" 2014 года, все последние три заявления, они по сути своей идентичные. Во всех трех документах имеется та же самая фраза – нелегальная аннексия Крыма и Севастополя, политика жесткого непризнания нелегальной аннексии Крыма и Севастополя и готовность расширить ограничительные меры, ввести новые санкции в том случае, если Россия будет продолжать, или там даже не говорится "будет продолжать" – в зависимости от поведения России. Иными словами, мы можем прямо сказать, что позиция "Семерки" за эти три года не изменилась принципиально, она не стала более жесткой, она не стала более мягкой.

Михаил Соколов: А почему нам кажется, что она стала более жесткой, мне, по крайней мере?
<...>

Komentarų nėra: