2018-04-10

Россия vs США. Как будет развиваться конфликт в Сирии?

10 апреля 2018, 16:05  Echo.msk
в гостях: Александр Гольц, военный обозреватель (по телефону)
Ведущие: Яков Широков, Нино Росебашвили

Я.Широков
― И, собственно, по последней новости, которую мы слышим из сирийского региона. Это то, что США, как это говорили раньше голосом советской пропаганды, «бряцает оружием», ну, а мы обещаем какие-то ответные меры.

И вот, что у нас известно. Американский эсминец, оснащенный ракетами «Томагавк», приблизился к берегам Сирии. Он находится недалеко от Тартуса. Там, напомню, наша военная база нашего флота. И вообще, я так понимаю, находится в том районе, где и располагается российская база возле Латакии.

Н.Росебашвили
― Если честно, чем больше проходит времени, чем больше новостей мы слышим, тем вероятней кажется. что все-таки возможен прямой военный конфликт между Россией и западными союзниками. Но это не самое главное…

Я.Широков
― Это все наши наблюдения…

Н.Росебашвили
― Да, это наши представления, ощущения.

Я.Широков
― А мы сейчас спросим у человека, который прекрасно в этом разбирается. У нас на прямой линии военный эксперт Александр Гольц. Александр Матвеевич, здравствуйте!

А.Гольц
― Здравствуйте!

Я.Широков
― Скажите, пожалуйста, по вашим наблюдениям сейчас вокруг Сирии действительно собираются тучи и большие силы?

А.Гольц
― Нет, пока, по-моему, большого движения флота нет. Кроме американского эсминца, который выдвинулся к Сирии, ни о чем не сообщается. Но, понимаете, Средиземное море, на котором базируется 6-й флот США, оно небольшое, и там, собственно говоря, находясь в любой точке Средиземного моря, можно нанести удар по Сирии.

У Трампа прошло совещание с военными. Заявления более чем решительные, так что все дела обстоят плохо.

Я.Широков
― Вот эти ракеты «Томагавк» — насколько это серьезно для системы сирийской ПВО, и еще больше, насколько это серьезно для наши военных советников и нашей авиабазы?

А.Гольц
― Ну, это серьезно. Во-первых, если вы помните, ровно-ровно год назад американцы нанесли удар «Томагавками», и до сих пор непонятно, то ли мы не смогли их перехватить, хотя обещали – очень такие хвастливые заявления министерства обороны о том, что мы закроем сирийское небо, — то ли, слава тебе господи, хватило ума этого не делать. И тогда же появились экспертные комментарии о том, что, в общем-то, «Томагавки», которые могут лететь довольно низко, являются сложной целью для комплексов С-400.

И не случайно у России появились такие многоуровневые системы ПВО, которые включают средства близкого радиуса и среднего радиуса действия: «Буки» и «Панцири». Это непростая цель. И, как говорит, ваш главный редактор, будем наблюдать.

Н.Росебашвили
― Александр Матвеевич, а как вы в таком контексте интерпретируете слова начальника Генштаба Валерия Герасимова, который на днях предупредил, что – цитата: «В случае угрозы жизни нашим военнослужащим, Вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые будут применять». Это что, фактически?..

А.Гольц
― Это угроза удара по американским кораблям, да.

Я.Широков
― А у нас есть такие возможности там, в том регионе?

А.Гольц
― Нет, мы не знаем, есть ли там подводные лодки. Есть ракеты «Калибр», которые стали такой, самой любимой игрушкой российских руководителей и российских военных. Мы где ни попадя грозим этими ракетами. Есть средства обороны побережья. По-моему, там развертывались системы в Тартусе.

 Так что теоретически – да. Но весь вопрос в том, как… Во-первых, давайте отойдем на шаг. Если это произойдет, это будет вполне ужасно, это будет шаг к мировой войне. Вы это понимаете, да? А если это произойдет, то это вопрос, смогут ли наши средства поражения… Во-первых, может быть, у российских руководителей хватит ума не отдавать такого приказа – тоже нельзя исключать. Если этот приказ будет отдан, то американские системы, оборудованные системой «Иджис», которая может держать несколько десятков целей, которые атакуют корабль… Ну вот, это вопрос: какая техника техничнее?

Н.Росебашвили
― Скажите, пожалуйста, Александр Матвеевич, как вам кажется… мы понимаем, что ситуация очень серьезная, во всяком случае делаем такие выводы из новостей, вы видите сторону в этом очень сложном конфликте, которая могла бы быть заинтересована в такого рода эскалации?

А.Гольц
― Я думаю, что такой стороны нет. Для меня совершеннейшая загадка, какими мотивами руководствовались те, кто устроил эту химическую атаку в городе Дума…

Я.Широков
― Но вы не сомневаетесь, что она была?

А.Гольц
― Опять таки одни слова против других слов. Но у нас есть солидарное мнение лидеров ведущих западных держав, которые подотчетны своим парламентам, вы будете смеяться. Ту же Меркель, которая заявила, что у нее нет сомнений, завтра вызовут в бундестаг и потребуют объясниться. Это одни слова. Ну, а другие слова – это представители российского МИД и Министерства обороны.

Мне больше всего понравилось заявление руководителя Центра в Сирии по примирению сторон, который сказал, что как только позволят обстоятельства, мы направим наших экспертов, которые точно докажут, что это все фальсификация. То есть эксперты будут направлена с заранее заявленной целью. Ну вот: одни слова против других, только и всего.

Я.Широков
― Можно ли расценивать как серьезное обострение, даже если не прямое столкновение тот факт, что наши войска глушат сигналы американских беспилотников в Сирии?

А.Гольц
― Да-да, это уже… То есть наши военные живут в ощущении возможных ударов и предпринимают какие-то контрмеры.

Я.Широков
― А могут ли США ответить на это каким-либо образом?

А.Гольц
― Опять-таки, это, безусловно, враждебные шаги. Как далеко зайдут, можно только гадать. Очень хочется верить, молиться мы должны на то, что американцы выберут вегетарианский, я бы сказал, сценарий, который был выбран в прошлом году: это заранее предупредить Россию, чтобы она убрала своих военнослужащих, потом нанести удар по какой-то одиночной цели, в общем, чисто для демонстрации, чисто как сигнал.

Если будет предпринята широкомасштабная операция, опять-таки американским военным… первое, что уничтожается в таком ударе, это средства ПВО противника. Вот будут они различать сирийские средства ПВО и российские? Что будут делать в этой ситуации российские средства ПВО? Пока идет такая игра нервов и такая игра на повышение ставок. 

Я.Широков
― Не могу не спросить про атаку, которая уже была на этой неделе в самом начале, в ночь на понедельник, и к которой якобы, как говорят в Минобороны России, причастен Израиль. Почему после этого не произошло никакого обострения, почему все вполне более-менее пока что внешне проходит?

А.Гольц
― Мы можем исходить из того, что у России и Израиля очень специальные отношения. Мы помним, что как только Россия начала операцию в Сирии, первый, кто приехал в Москву, был израильский министр обороны и начальник Генштаба – сразу. И существует, видимо, протокол, которого стороны придерживаются так, чтобы, решая свои собственные задачи, не причинить вреда друг другу. Это же не первая воздушная атака Израиля. Россия всегда как бы сдержанно – она и не одобряет, конечно, — но в тоже время сдержано относится к этим действиям Израиля.

Я.Широков
― И чтобы все-таки подытожить этот разговор. Можно ли сейчас оценить потенциал военный в регионе у России и у США, и за кем хотя бы теоретически сейчас есть какой-то перевес? 

А.Гольц
― Ну, послушайте, он совершенно несопоставим. Во-первых, в Средиземном море базируется 6-й флот США с авианосцами, атомными подводными лодками, крейсерами и фрегатами УРО и так далее. Это крупнейшее военно-морское объединение. По советским временам еще… это в советские времена говорили, что Средиземноморская эскадра в случае глобальной войны устоит где-то в течение минут 15-20.

Давно уже нет Средиземноморской эскадры. Там гораздо меньше сил российского флота, чем тогда. Ну, со всеми вытекающими последствиями. Конечно, у американцев абсолютное превосходство в этом смысле. И базы рядом находятся, так что…

Я.Широков
― Понятно. Неутешительно пока. Надеюсь, что все-таки не дойдет до конфликтной ситуации.

А.Гольц
― Вы знаете, очень сейчас военные эксперты и специалисты упражняются в такого рода сценариях, но не надо же забывать, что мы говорим о возможности прямого конфликта между двумя крупнейшими ядерными державами. И один бог знает… ведь на крылатой ракете не написано, что она летит с обычным зарядом. Как отреагируют американцы, если их силы будут атакованы нашими крылатыми ракетами? Мы довольно недалеко от ядерной войны.

Я.Широков
― Надеюсь, что все-таки этого не произойдет.

Н.Росебашвили
― Так буднично сказал наш эксперт. Большое спасибо мы говорим Александру Гольцу, военному эксперту, который объяснил, что сейчас происходит в Сирии.


Komentarų nėra: