2017-05-23

Максим Миронов. Ложь, наглая ложь и оправдания Алишера Бурхановича

20:54, 23 мая 2017 Echo.msk
Лучше бы они молчали, или Окончательное расчехление усмановской липы
Максим Миронов, Профессор IE Business school (Мадрид)

Чем больше участников сделки якобы трехстороннего обмена дают комментарии, тем очевидней становится, что вся эта история чистой воды липа (см. мой предыдущий пост о выступлении Усманова). Из сегодняшней статьи РБК следует, что

1. Структура сделки якобы обмена выглядит абсолютно нереальной. Владелец земли, Гаврилов, получает 2 миллиона долларов, а Елисеев, в качестве упущенной выгоды, получает компенсацию 85 миллионов долларов (оценка ФБК) или 50 миллионов долларов (оценка Усманова и Елисеева). При том, что владелец земли не только не требуют себе никакой компенсации упущенной выгоды (он же тоже хотел что-то на проекте наварить), но и продает свою землю существенно ниже рыночной цены. Какой-то абсурд. Владелец актива, который «за свой счет сделал подготовительные работы, провел газ и так далее», продает землю существенно ниже рынка, к тому же не получает никакой компенсации за проделанные работы и подведение газа, а Елисеев, который раздумывал на этой земле что-то такое построить, получает компенсацию упущенной выгоды, как минимум, 50 миллионов долларов.

2. Никаких обязывающих документов между Елисеевым и владельцем земли подписано не было. То есть никаких юридических обязательств выплачивать Елисееву какую-либо компенсацию вообще не было. Вдвойне странно, что владелец земли не попросил купить у него землю подороже (например, не за 2 миллиона, а за 20 миллионов), чтобы компенсировать моральные страдания от разрушения отношений с Елисеевым, а попросил отгрузить полста миллионов долларов Елисееву, у которого вообще не было юридических прав ни на землю, ни на проект. Получается, Гаврилов и Усманов два таких добрых филантропа, которые, чтобы не обижать хорошего человека (Елисеева), без всяких контрактов и формальных обязательств, решили просто подарить ему несколько десятков миллионов долларов.

3. Сумма упущенной выгоды в 50-80 миллионов долларов ничем не обоснована. Даже когда компенсация упущенной выгоды прописана в контракте (которого в данном случае не было), обычно ее нужно обосновывать – откуда она возникла, какие затраты понесла сторона и т.д. У Елисеева не могло быть какой-то упущенной выгоды подобного масштаба, так как он еще не начал толком ничего для реализации этого проекта делать. Только владелец земли понес какие-то затраты, связанные с проектом, – провел газ, другие работы, и т.д. Ни о каких значительных инвестициях, которые были сделаны Елисеевым, речи не идет. Он мог бы спокойно проинвестировать в любой другой проект. Земли на Рублевке много.

4. Ну и наконец, размер упущенной выгоды выглядит абсурдно. «Сумма инвестиций со стороны «Соцгоспроекта», по его [Елисеева]словам, должна была составить около $20 млн». 50-80 миллионов долларов упущенной выгоды с проекта, в который Елисеев собирался вложить 20 миллионов долларов выглядят абсурдными. Во-первых, даже в лучшие времена рентабельность девелоперских проектов все-таки не была 300%-400%. А после 2008 г рентабельность в строительстве резко упала, что привело к банкротству многих лидеров рынка, например Миракс и Су-155. Можно посмотреть на отчетность ведущих девелоперов, чтобы понять, что проектов «вложи 20 миллионов, получи прибыль 50-80 миллионов» в современной России не существует. Здесь же речь идет даже не о проекте, а идеи проекта, по которому никаких даже предварительных контрактов подписано не было. Во-вторых, эти деньги планировалось привлечь через банковское финансирование. О какой упущенной выгоде, опять же в таких масштабах, может идти речь, если это даже были не его собственные деньги. Свою способность, привлечь банковских кредитов на 20 миллионов долларов, Елисеев оценивает в 50-80 миллионов? Иначе не понятно, какая еще была польза Елисеева в проекте помимо привлечения им банковских кредитов на 20 миллионов?

В общем, вся эта история выглядит как каша из топора. Был Гаврилов, у кого было 12 га земли на Рублевке. Был Усманов, у которого был дом рядом и куча бабла. Был Елисеев, у которого ничего не было, была красивая идея что-то построить на земле, принадлежащей Гаврилову, и идея, где он может найти 20 миллионов долларов, чтобы все это профинансировать. Никаких обязывающих документов подписано не было, и ничего толком для реализации сделать Елисеев не успел. Однако в результате, владелец земли ушел с большим убытком (продал землю существенно ниже рынка), Усманов заплатил дважды: и за землю, и за красивую идею Елисеева. И только Елисеев, не имея ничего, как хитрый солдат из сказки, ушел с компенсацией в 50-80 миллионов долларов.

Ну и наконец, совсем вся эта история рушится, если посмотреть на личность Елисеева. До 2005 г. он был юристом, а потом стал зампредом правления Газпромбанка. Чтобы было понятно, зарплата Грефа, главы самого крупнейшего в России банка, оценивается в 15 миллионов долларов в год. Газпромбанк по размеру существенно меньше Сбербанка. Также зарплаты зампредов обычно на порядок меньше, чем компенсации главы банка. Поэтому скорей всего зарплата Елисеева в период 2005-2010 составляла несколько миллионов долларов в год (моя оценка — 1-2 миллиона). То есть Елисеев, безусловно, высокооплачиваемый наемный менеджер. Однако всех его заработков, которых он мог получить к 2010 г. и близко не могло хватить, чтобы оперировать такими активами. Его фонды контролируют недвижимости в России и за рубежом на сотни миллионов долларов. Ему жертвуют миллионы долларов и делают крупные подарки натурой крупные бизнесмены. Откуда такое уважение и финансовая мощь у человека, который всю жизнь проработал юристом, 5 лет занимал должность зампреда не самого крупного в России банка, при этом он никогда до этого не занимался каким-то крупным бизнесом или девелопментом? Почему Газпромбанк выдает фондам, которые контролирует зампред банка, кредиты на сотни миллионов долларов? Зампред это не собственник банка. Да и собственник банка не может так свободно распоряжаться деньгами своего банка, ведь это деньги вкладчиков, и ЦБ должен следить, чтобы собственники не использовали свои банки как личный карман.

Что же это было тогда на самом деле? Если изучить показания всех трех свидетелей, то можно сделать следующие выводы:
1. Была сделка купли-продажи земли Усмановым у «Группы Ист Инвест» Гаврилова. Причем сделка была оформлена явно по заниженной цене с целью ухода от налогов.

2. Со стороны Усманова была уплачена взятка размером 50-80 миллионов долларов, которая была оформлена как подарок фонду Елисеева. Возможно, Усманов даже не знал, кто является конечным бенефициаром этого подарка. Просто ему позвонил тот, кому он не может отказать, и попросил отдать усадьбу тому-то и тому-то. Почему я в этом так уверен? 15 лет назад, когда я учился в РЭШ, к нам в гости приезжал Каха Бендукидзе, и рассказывал на примере Константиновского дворца, как происходят подобные звонки. Владимир Путин в 2003 г. говорил: «Мы обратились к нашим крупным частным компаниям, которые, по сути, целиком, на 99,9%, профинансировали реставрацию»). Бендукидзе рассказывал, что из АП обзванивали всех крупных бизнесменов и настоятельно рекомендовали скинуться на благое дело. Бендукидзе говорил: «Я их посылал на ***. Я плачу все налоги, в коррупционных сделках не участвую, я ничего им не должен, и мне никаких одолжений от них не надо. Поэтому всех просителей от государства кому-то что-то пожертвовать, я посылаю на ***». Я допускаю, что Усманову позвонили и настоятельно рекомендовали подарить усадьбу какому-то фонду. Усманов не Бендукидзе, хорошо знает правила игры и им следует, поэтому ему позвонили, сказали подарить, он и подарил.

По поводу расследования второй истории – шансов мало. Понятно, что настоящие бенефициары этой сделки сидят так высоко, что до них российским правоохранителям не добраться. Однако по поводу первой истории – налицо состав налогового преступления. Был сговор между Усмановым и Гавриловым, чтобы формально осуществить сделку по заниженной цене. Российский бюджет в результате этой сделки недосчитался налогов. Надеюсь, какое-нибудь СМИ или депутат отправят запрос в СК, чтобы проверить эту сделку.

Оригинал


Максим Миронов. Ложь, наглая ложь и оправдания Алишера Бурхановича 


17:17, 18 мая 2017  Echo.msk
Максим Миронов, Профессор IE Business school (Мадрид)

Сегодня Усманов выпустил обращение к Алексею Навальному. На самом деле это, конечно, обращение к более чем 20 миллионам наших сограждан, которые посмотрели фильм «Он вам не Димон» и хотели бы получить ответы на поставленные там вопросы.

Не буду акцентировать внимание на явно хамский стиль обращения в стиле «Леша, твое место у параши». Применительно к населению страны его бахвальство можно интерпретировать как «Холопы, вы все несчастливы, потому что у вас нет яхты и самолета». То, как власти и олигархи, в частности Усманов, относятся к нашим согражданам и обычным людям, ни для кого не стало открытием.

Также не буду подробно разбирать рецепты от Усманова, как стать великим бизнесменом: берешь из тумбочки полмиллиарда долларов, занимаешь в банке еще миллиард и покупаешь какой-нибудь ГОК, потом достаешь еще 2,5 миллиарда франков и покупаешь еще один ГОК. Рецепт, безусловно, гениальный, и его может применить любой инициативный гражданин. Правда, как было сказано в одном известном мультфильме: «чтобы купить что-нибудь ненужное, нужно вначале продать что-нибудь ненужное». Не факт, что у тех, кто решит последовать рецепту «как стать миллиардером от Алишера Усманова», найдется что-нибудь ненужное на полмиллиарда долларов.

Перейдем к самому важному, а именно к предполагаемой даче взятке Медведеву через фонд Соцгорпроект. Я уже разбирал юридические проблемы, связанные с выдвинутой Усмановым версией, в частности, что коммерческие обоюдовыгодные сделки не должны оформляться в форме подарка – это, вообще говоря, уход от налогов. Ну и использование благотворительных фондов для осуществления явно коммерческой деятельности тоже повод заинтересоваться проверяющим органам. Но тут Усманов решил выступить от первого лица и добавил доказательств абсурдности своей версии.

1. Форма дачи взятки. «Взятки не регистрируют в регистрационной палате, открыто не переводят деньги со своего счета». Мои научные интересы связаны с исследованием коррупции. Я опубликовал несколько работ в ведущих мировых научных журналах на эту тему. Могу сказать, что в современном мире, взятки  — не только конверты или чемоданы кэша, переданные под столом. Это может быть оформлено и как консультационные услуги, с открытым переводом со счета на счет. Или как любые другие контракты, которыми обосновываются переводы со счета взяткодателя взяткополучателю (см. кейс Ролдугина). Взятки также часто оформляются как продажа объектов недвижимости по заниженной цене или дарение объектов недвижимости аффилированным с представителем власти сторонам. Есть также много других способов дачи взяток, которые проходят регистрацию в соответствующих государственных органах (например, передача чиновнику доли в бизнесе). Усманов работает в России, одной из самых коррумпированных стран в мире (131-ое место из 176 стран по рейтингу Transperency International http://www.transparency.org/news/feature/corruption_perceptions_index_2016), и должен не хуже меня знать о существовании всех этих способов дачи взяток. Поэтому можно утверждать со 100% вероятностью, что как минимум по этому пункту Усманов лукавит.

2. Это не взятка, а компенсация упущенной выгоды. Это тоже лукавство. Представьте, вы подходите к Усманову и говорите: «Я хочу купить землю около твоего дома и построить там небоскреб, чтобы я отказался от своей идеи, компенсируй мне 5 миллиардов рублей прибыли, которую я мог бы заработать». Звучит несколько странно. Представьте, есть компания А, которой принадлежит земля, и компания Б, которая хочет на этой земле что-то построить. Что должен сделать Усманов, чтобы помешать этим планам? Достаточно купить землю у компании А, ведь земля-то ее. Как только права собственности на землю перешли от компании А к Усманову, то компания Б и так не сможет там ничего построить. Зачем компенсировать компании Б какую-то прибыль, которая она могла бы заработать. Тем более и упущенная прибыль если была, то явно не в таких масштабах. Если компания Б делает бизнес на девелопменте, и ей не удалось построить что-то на том участке, в Подомосковье есть много других участков – бери, покупай, строй все, что захочешь, и извлекай свою прибыль. Я бы еще понял, если бы Соцгорпроект был бы каким-то агрессивным девелопером, который бы скупал земли около домов олигархов, грозился бы построить там многоэтажки, и тем разрушить покой и счастье уставших от повседневных забот олигархов. Но фонд Соцгорпроект в такой деятельности замечен не был. А если бы и был, то все равно землю на себя он еще перевести не успел. Поэтому, чтобы избежать проблем, Усманову достаточно было выкупить землю у первоначального владельца, без всяких компенсаций упущенной выгоды Соцгорпроекту или кому-то еще.
Вообще, тема с компенсацией упущенной выгоды третьей стороне, выглядит крайне странно. Когда совершаются какие-то сделки, очень часто какая-нибудь третья сторона проигрывает. Когда Усманов покупал свои ГОКи, то их не смог купить кто-то еще, и он, наверное, тоже рассчитывал получить из этих активов прибыль, которую никогда не получит. Когда Усманов покупал Mail.ru, Вконтакте и другие активы, то тоже были недовольные (вот, например, описание конфликта между Дуровым и Усмановым). Это нормальная ситуация в бизнесе, когда в результате каких-то сделок, остаются недовольные, которые не могут заработать прибыль (или получить другие выгоды), на которые они рассчитывали. Неужели Усманов компенсируют всем третьим сторонам, которые пострадали в результате его действий, упущенную ими выгоду? Я в этом сомневаюсь, потому что если бы Усманов направо и налево компенсировал бы всем подряд упущенную выгоду, то он бы давно разорился.

Подводя итог, объяснений Усманова явно не достаточно, чтобы понять, почему он решил выплатить Соцгопроекту такую огромную компенсацию. Либо нужно предоставить какие-то дополнительные документы (например, обязывающие соглашения между компаниями-владельцами земли и Соцгорпроектом, оговаривающими выплату подобной компенсации в случае разрыва договора о строительстве), либо придумать какую-то другую, более правдоподобную историю. Ведь эта история может быть разбита простым вопросом в суде «Алишер Бурханович, как часто вы выплачиваете третьим сторонам, помимо Соцгопроекта, которые могли понести убытки в результате ваших действий, многомиллиардные компенсации?»

Оригинал

Komentarų nėra: